Электронная библиотека

а?.. На ваши деньги я теперь разжился, в один

какой-нибудь год, и до сегодня ни гугу? Ни сам вам не

писал, ни на том не настоял, чтоб она вас известила,

хоть задним числом, ни денег обратно не внес! Простите

меня Христа ради! Возьмите у меня эти деньги...

Я могу их теперь добыть, даже без всякого расстройства в

оборотах...

- Василий Иваныч, - остановила его Калерия. Вы

открылись мне... так сердечно!.. Прекрасное у вас

сердце, вот что; но в такую вашу вину я не очень-то

верю!

- Не верите?

- Видимое дело, вы ее, Серафиму, хотите выгородить.

Мне всегда было тяжко, что тетенька и Сима не

жаловали меня... И я от вас не скрою... Добрые люди

давно обо всем мне написали... И про капитал,

оставленный дяденькой, и про все остальное. Я подождала.

Думала, поеду летом, как-нибудь поладим. Вот так и

вышло. И я вижу, как вы-то сделались к этому

причастны. Сима вам навязала эти деньги... Верно,

тогда нужны были до зарезу?

- Действительно!

- И она и вы из любви так поступили... И что же

потеряно? Ровно ничего. Ежели эти двадцать тысяч

у вас в деле - я вам верю. Вы и документ выдали

Симе, а она мне наверно предложит... Какие еще деньги

остались - поделитесь... Мне не нужно таких капиталов

сейчас. Это еще успеется.

- Значит, Серафима еще ничего не говорила

с вами?

Он спросил это с сдвинутыми бровями и горечью

в глазах. Ему гадко стало за Серафиму перед этой

бессребреницей.

- Успеется, Василий Иваныч... Ведь я еще поживу

у вас, если не станете гнать.

- Вы ей ничего не скажете про то, что сейчас было

говорено... Калерия Порфирьевна, умоляю вас!

Стремительно схватил он ее руку и поцеловал.

- Что вы!.. У меня рук не целуют.

Щеки ее заалелись, и вся она трепетно подалась

назад.

стр.210

- Голубушка! Не говорите ей!

- Вот вы как ее любите!.. Люб/ите!.. Доведите ее

до другой правды... А для этого, Василий Иваныч, не

надо очень-то преклоняться перед нашей сестрой.

"Вот вы как ее любите!" - умственно повторил

Теркин слова Калерии. Он совсем в ту минуту не

любил Серафимы, был далек от нее сердцем, в нем

говорила только боязнь новых тяжелых объяснений,

нежелание грязнить свою исповедь тем, чего он мог

наслушаться от Серафимы о Калерии, и как сам должен

будет выгораживать себя.

- Дайте мне честное слово.

- Обещаюсь. Довольно и этого.

Калерия встала. Поднялся и он.

- Голубчик, Василий Иваныч, спасибо вам большое. Мне

вас Господь посылает, это верно. Вы меня

поддержите в моих мечтаниях. Знаете, на те деньги,

какие свободны, - всех мне пока не надо, - ежели

я кое-что затею, вы не откажетесь добрый совет дать?..

Так ведь? Вы - человек бывалый. Только, пожалуйста,

чтобы промежду нас как будто ничего и не было.

Серафима когда заговорит со мною о деньгах, мне

с какой же стати вас выдавать? Это дело вашей совести... И

ее я понимаю: ей обидно было бы, что вы

передо мной открылись. Ведь так?

- Так, так!

- Дайте срок! Придет время, и она поймет, сколь

это в вас было выше всякого другого поведения. С вами

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки