Электронная библиотека

Девушку, как она?

Ничего!.. Она должна быть выше всего этого. Сколько

она видела уже всяких больных, мужчин обнаженных... К

ней ничего не пристанет.

"Окликну ее! - стремительно подумал он. - И погляжу,

как она: стеснится или нет?"

- Калерия Порфирьевна! - пустил он, высунувшись из

окна, громким шепотом.

Серафима не могла услыхать: спальня выходила на

другой фасад дома.

стр.206

Звук дошел до Калерии. Она выпрямилась, подняла

голову, увидала его, немножко, кажется, встрепенулась, но

потом ласково поклонилась и никакого смущения не

выказала.

- С добрым утром! - выговорила она, или, по

крайней мере, ему послышались эти слова.

Стремительно сбежал он в цветник.

XII

Он стоял перед ней у тех самых сосен, где была

вделана доска, и жал ее руку.

В другой она держала пучок трав и корешков.

- Простите, Бога ради, Калерия Порфирьевна: захотелось

пожелать вам доброго утра.

Ее светлые глаза говорили:

"Что ж, я ничего, рада вас видеть".

- И вы меня извините, Василий Иваныч. Мы здесь

по-деревенски. Я и волосы не успела уладить, так меня

потянуло в лес.

- Вы что ж это собирали?.. Я сначала подумал - грибы?

- Нет, так, травки разные, лекарственные... Там,

по летам, около Питера приучилась.

Ее худощавый стан стройно колыхался в широкой

кофте, с прошивками и дешевыми кружевцами на рукавах

и вокруг белой тонкой шеи с синими жилками.

Такие же жилки сквозили на бледно-розовых прозрачных

щеках без всякого загара. Чуть приметные точки

веснушек залегли около переносицы. Нос немного

изгибался к кончику, отнимая у лица строгость. Рот

довольно большой, с бледноватыми губами. Зубы

мелькали не очень белые, детские. Золотистые волосы

заходили на щеки и делали выражение всей головы

особенно пленительным.

Все ее целомудренное существо привлекало его еще

сильнее, чем это было и вчера, и третьего дня, в тени

и прохладе леса, на фоне зелени и зарумяненных солнцем

могучих сосновых стволов.

- Рано встаете? - спросил он.

- И зимой, и летом в шестом часу... А здесь как

хорошо!

- Угодно туда... подальше, еще правее?.. Я вам

тропку укажу.

стр.207

- Пойдемте, пойдемте... Там и трав должно быть

больше.

Он не посмел предложить ей руку. Его волнение

росло. Бесстрастно хотелось открыться ей, и жутко

делалось от приближения минуты, когда она услышит

от него, что он - вот такой, не лучше тех жуликов,

которые выхватили у него бумажник у Воскресенских

ворот в Москве.

Шли они медленно. Калерия нет-нет да и нагнется,

сорвет травку. Говорит она слабым высоким голосом,

похожим на голос монашек. Расспрашивать зря она не

любит, не считает уместным. Ей, девушке, неловко,

должно быть, касаться их связи с Серафимой... И никакой

горечи в ней нет насчет прежней ее жизни у родных... Не

могла она не чувствовать, что ни тетка, ни

двоюродная сестра не терпели ее никогда.

- Как Симочка похорошела! - промолвила она

точно про себя. - Вы пара, Василий Иваныч. Совет да

любовь!

Он начал слегка краснеть.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки