Электронная библиотека

капитала, не вызвали ее, не написали обо всем.

Но ведь любовь к нему Серафимы доделала остальное.

Ему она предложила деньги. Они могли и пропасть,

пароход мог сгореть или затонуть. Он был

бы банкрот. Уж, конечно, она не стала бы взыскивать с

него, да и документ-то он ей выдал только зимой, пять

месяцев позднее спуска в воду "Батрака".

Серафима умоляла его "не виниться перед Калерией"...

Мало ли чт/о!.. Это - жалкая злоба, дьявольское

самолюбие, бессмысленное высокомерие, щекотливость

женщины, смертельно не желающей, чтобы ее

Вася поступил как честный человек, потому только,

что он ее возлюбленный и не смеет "унизить" себя

перед ненавистной ей девушкой.

Ненавистной! Почему? Это просто закоренелость.

Чем же она выше после того самой порочной женщины?..

Вчера он наблюдал ее. Ни одного искреннего

звука не проронила она, ни в чем не выдала внутреннего,

хорошего волнения, сознания своей вины перед

Калерией.

Он раздвинул занавески и отворил окно.

Садик и лес пахнули на него запахом цветов и хвои.

Утро стояло чудное, теплое, со свежестью лесных

теней.

Внизу в зале часики пробили семь. Серафима, конечно,

спит. Он мог бы тихонько спуститься и пройти

к ней задним крыльцом.

Зачем пойдет он к ней?.. Целоваться? Не желает он,

ни капельки не желает. Ему и вчера сделалось почти

стыдно, когда Серафима при Калерии чмокнула его

в губы. Чуть-чуть не покраснел.

Переговорить с Серафимой о Калерии? Допросить

ее: было ли у них вчера без него объяснение? Знать это

ему страстно хотелось.

стр.205

Серафима способна солгать, уверить его, что все

обделано. Он не поручится за нее. В ней нет честности,

вот такой, какою дышит та - "хлыстовская богородица".

Это пошлое прозвище - пошлое и нелепое - пришло ему

на память так, как его произносила Серафима, с звуком ее

голоса. Ему стало стыдно за нее

и обидно за Калерию.

Из-за чего будет он подчиняться? Молчать? Когда

вся душа вот уже второй день трепещет... Никто не

может запретить ему во всем обвинить себя самого.

Но допустит ли его Серафима до разговора с глазу на

глаз с Калерией?

Вот еще вздор какой! Разве он так гнусно обабился?

Теркин выглянул в окно. Показалось ему, что между

деревьями мелькнуло что-то белое.

"Серафима? - подумал он тотчас же и даже подался

головой назад. - Не спится ей... Все та же злобная

тревога и чувственная неугомонность".

Обыкновенно она вставала поздно, любила валяться в

постели... А тут ее могла поднять боязнь, как бы

Калерия не вышла раньше ее и не встретилась с ним.

Все-таки семь часов для нее слишком рано.

Опять между розовато-бурыми стволами сосен что-то

проболело.

- Да это она! - вслух выговорил он и весь захолодел.

Она, Калерия, в кофте, без платка на голове, с

распущенными волосами, так, как он видел ее во сне. Это

даже суеверно поразило его.

Ходит с опущенной головой, чего-то ищет в траве.

Неужели грибов? Не похоже на нее.

Это она, она! Лучше минуты не найдешь. Но она

в кофте и юбке! Хорошо ли захватить ее в таком виде?

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки