Электронная библиотека

Кажется, благороднее было бы упереться тогда,

оставить пароход зазимовать в Сормове и раздобыться

деньгами на стороне.

Начало свежеть, пошли длинные тени... Она все еще

бродила между соснами. Опять тоска стала проползать ей

в грудь. Куда идти ему навстречу?.. К Мироновке? Он,

кажется, говорил что-то про владельцев

усадьбы.

Невыносимо ей делалось так томиться. Она вошла

в комнаты. Гостиная, как и остальные комнаты, осталась в

дереве, с драпировками из бухарских бумажных

одеял, просторная, с венской мебелью. Пианино было

поставлено в углу между двумя жардиньерками.

Запах сосновых бревен освежал воздух. Серафима

любила эту комнату рано утром и к вечеру.

Нервно открыла она крышку инструмента, опустилась на

табурет и начала тихую, донельзя грустную

фразу.

Это было начало тринадцатого ноктюрна Фильда.

Она знала его наизусть и очень давно, еще гимназисткой,

когда ей давал уроки старичок пианист, считавшийся

одним из последних учеников самого Фильда

и застрявший в провинции. Тринадцатый ноктюрн

сделался для нее чем-то символическим. Бывало, когда

муж разобидит ее своим барством и бездушием и уедет

стр.200

в клуб спускать ее прид/анные деньги, она сядет к роялю и,

часто против воли, заиграет этот ноктюрн.

Звуки плакали под вздрагивающими пальцами

Серафимы... Как будто они ей самой пророчили черную

беду-разрыв с Васей, другую, более тяжелую измену...

Она рада бы была прервать надрывающую мелодию,

такую простую, доступную всякой начинающей

девочке, - и не могла. Звуки заплетались сами собою,

заставляли ее плакать внутренне, но глаза были сухи.

В груди ныло все сильнее.

- Барыня! - окликнула ее сзади из двери Степанида.

- Что тебе?

- Где накрывать прикажете к чаю? Тут или на

балконе?

- На балконе!.. Только сделай это одна... без

карлы.

И она осталась за пианино, дошла до конца ноктюрна и

снова начала нестерпимо горькую фразу.

В дверях террасы вдруг стала мужская крупная

фигура.

Первое ее движение было броситься к нему на шею.

Что-то приковало ее к табуретке. Теркин подошел тихо

и положил руку на верх пианино.

- Что это тебе вздумалось... такую заунывную

вещь?

При нем она никогда этого ноктюрна не играла.

- Так, - ответила она чуть слышно, встала и закрыла

тетрадь нот. - Ты в лесу гулял, Вася?

- Хотел в Мироновку, да заплутался.

Он рассказал ей случай с глухонемым мужиком.

- Хочешь чаю?

- Хочу.

За чаем они сидели довольно долго. Разговор шел

о посторонних предметах. Он много курил, что с ним

случалось очень редко; она тоже выкурила две папиросы.

Несколько раз у нее в груди точно что загоралось

вроде искры, и она готова была припасть к нему на

плечо, ждать хоть одного взгляда. Он на нее ни разу не

поглядел.

- Ты, я думаю, устал с дороги... да еще сделал

верст двенадцать пешком.

- Да... я скоро на боковую!

стр.201

- Наверху тебе все приготовлено, - выговорила

она бесстрастно и встала.

В башенке он спал в очень теплые ночи, но постель

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки