Электронная библиотека

калитки, вделана была доска для сиденья. Теркина

потянуло туда, в тень и благоухание.

Он быстро спустился с террасы, пересек цветник,

вошел в лес и присел на доску. Серафима его увидит

и прибежит сюда. Да тут и лучше будет говорить

о делах - люди не услышат.

Это была его первая мысль, и она его ударила

в краску.

стр.189

Сейчас же недовольство, похожее на нытье зубов,

поднялось у него на сердце. То, что и как ему говорила

Серафима, по поводу этого письма Калерии, ее тон,

выражение насчет матери - оставили в нем тошный

осадок и напомнили уже не в первый раз тайное участие в

ее поступке с двоюродной сестрой.

Чего же выгораживать себя? Он - ее сообщник.

Она ему отдала две трети суммы, завещанной стариком

Беспаловым своей племяннице. Положим, он выдал ей

вексель, даже настоял на том, зимой; но он знал

прекрасно, откуда эти деньги. Имел ли он право

распорядиться ими? Ведь она ничего не писала Калерии.

Целый почти год прошел с того времени, и он не

спросил Серафимы, знает ли Калерия про смерть дяди,

писала ли ей она или мать ее?

Какого же еще сообщничества?

Его глаза затуманенным взглядом остановились на

фасаде дачи, построенной в виде терема, с петушками

на острых крышах и башенкой, где он устроил себе

кабинет. Ведь здесь они не живут, а скрываются. И дела

его пошли бойко на утаенные деньги, и та, кого

считают его женой, украдена им у законного мужа.

"Воровская жизнь!"

Эти два слова выскочили в его голове сами собой,

как ясный отклик на тревогу совести.

"Да, воровская!" - повторил он уже от себя и не

стал больше прибегать ни к каким "смазываниям" - так он

называл всякие неискренние доводы в свое

оправдание.

"Надо очиститься - и сразу!" - решил он без колебаний,

и такое быстрое решение облегчило его, высвободило

сразу из-под несносной тяжести.

В дверях террасы показалась Серафима. Она торопливо

оглянулась вправо и влево, не нашла его, прищурилась,

ища его глазами в цветнике.

Ее гибкий стан стал пышнее, волосы, закинутые

на спину, давали ее красоте что-то и вызывающее,

и чрезвычайно живописное. В другое время он сам

бы бросился к ней целовать ее в искристые чудные

глаза.

В ту минуту он нисколько не любовался ею. Эта

женщина несла с собою новую позорящую тревогу,

неизбежность объяснения, где он должен будет говорить с

нею как со своей сообщницей и, наверно, выслушает от

нее много ненужного, резкого, увидит опять,

стр.190

в еще более ярком свете, растяжимую совесть женщины.

И едва ли не впервые сознал он, что красота еще

не все, что чувственное влечение не владеет им всецело.

- Где ты? - окликнула Серафима со ступенек террасы.

- Здесь, на завалинке! В лесу!

- Отличное место!

Она скоро подошла, легко скользя подъемистыми

ногами, в атласных туфлях, по мягкой хвое, поцеловала его

в волосы.

- Подвинься! Будет места и на двоих.

Двоим было так тесно, что ее плечо плотно уперлось в

его грудь.

Он опустил глаза и проговорил очень тихо:

- Нашла письмо?

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки