Электронная библиотека

и оставил мешочек начетчику, разумеется,

мужику... фамилию я забыла... И начал этот мешок

с сухариками переходить из рук в руки, от одного

начетчика к другому, по завещанию. Разумеется, прежние-

то кусочки, от агнца-то, давно перевелись, а только

крошки запекали в просвиры и резали потом на

новые кусочки и сушили.

- Вот оно что!

- И кому удавалось захватить этот самый мешочек, тот

делался столбом благочестия и выше всякого

наставника... Вот теперь там, у нас, мешочек хранится

у одной старой хрычовки...

- Серафима! Почему же хрычовки?

- Да потому, что я ее знаю. Еще девочкой ее

видала... Старушенция-то в девах пребывает... Зовут ее

Глафира Власьевна. Простая мещанка; торговлишка

была плохенькая, а теперь разжилась. И как бы ты

думал... Все их согласие перед ней как перед идолом

преклоняется... В молельне земные поклоны ей...

стр.186

- И мать твоя также?

- И она!.. Ну как же не жалко и не обидно за нее?..

Я было пробовала стыдить ее, так она, кажется, в первый

раз в жизни так рассердилась... Просто вся затряслась... А

ты послушай дальше, какие штуки эта баба-яга

выделывает...

Серафима встала и начала ходить по террасе, заложив

руки за спину. Теркин следил за ней глазами

и оставался у стола.

- Что ж делать!.. - выговорил он с жестом головы. - Как

ты сказала, Сима: старые дрожди всплыли...

Вероятно, и то, что она тайно считала переход в

единоверие изменой и захотела загладить вину и за себя,

и за мужа.

- Уж не знаю, Вася; но вот ты сейчас увидишь, до

какого безобразия и шутовства это доходит... Как

подойдет Великий пост и начнется говенье, у них на

каждый день полагается тысячу поклонов...

- Тысячу! - вскричал Теркин.

- А ты как бы думал? И каких! Не так, как у

никонианцев (она произнесла это слово, нахмурив нарочно

брови), а как следует. Маменька называет: "с растяжением

суставов". Понимаешь? ха-ха!..

- Понимаю. Для них это не смешно.

- Ведь она не молоденькая... Ты вот какой у меня

богатырь... А положи-ка ты в день тысячу земных

поклонов, перебери на лестовках-то, сколько полагается,

бубенчиков...

- Каких таких?

- Зарубочек... Ты видал раскольничьи лестовки?

- Как же... У нас в Кладенце тоже ведь беспоповцы...

Чуть ли не по беглому священству.

- Кладут они поклоны... Совсем разомлеют, спину

отобьют... Соберутся к исповеди... и причастия

ждут... Наставник выйдет и говорит: "Глафира, мол,

Власьевна которым соизволила выдать кусочки, а

которым и не прогневайтесь..." И пойдут у них вопли

и крики... А взбунтоваться-то не смеют против Глафиры

Власьевны. Одно средство - ублажить ее, вымолить на

коленях, чрез всякие унижения пройти, только

бы она смиловалась...

- Неужели и мать твоя таким же манером?

- Она у ней и днюет, и ночует. И меня хотела

вести туда, да я прямо отрезала ей: "уж вы меня,

маменька, от этих благоглупостей освободите".

стр.187

- Неужели так и сказала: "благоглупостей"?

- Так и сказала.

- Напрасно.

- Что это, Вася! Ты сегодня точно нарочно меня

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки