Электронная библиотека

нищенские фразы употреблять: но это факт... В ноябре

контракту срок, и принципал меня удерживать не станет.

Да это еще бы сполагоря... А вот гадость... Подсудность

эта гнусная. Положим, следователь парень

хороший, он так ведет следствие, чтобы все на нет

свести... Тот Иуда Искариот... уже успел свою ябеду

распустить... Из Питера сюда запрос насчет моего

стр.178

недавнего прошлого. Меня уже два раза "ко Иисусу"

таскали - к генералу: здесь архаровцами-то генерал,

а не полковник заведует. Того гляди, угодишь в отъезд

по казенной надобности. И мой принципал уж, конечно,

меня выдаст с головой, да и остальные не поддержат... Я

был той веры, Василий Иваныч, что только

вы - человек другого покроя. Тем более что ваше,

например, показание дало бы окраску всему

происшествию. Матросы - мои подчиненные.

Прокурорский надзор их заподозрит.

Речь его прервал короткий смешок, точно он хотел

сдержать волнение; стыдно стало своего малодушия.

Теркин, слушая его, все время повторял себе:

"Да ведь кто же Перновского-то разъярил, кто был

зачинщиком всей истории? Ты - и больше никто! Разве

Кузьмичев один впутался бы? Тебе и надо поддержать

его".

- Вот что я вам скажу, Кузьмичев, - искренней

нотой начал он, кладя ему руку на колено. - Спасибо

за то, что вы меня человеком другого покроя считаете... И

я перед вами кругом виноват. Зарылся... Одно

слово!.. Хорошо еще, что можно наладить дело. Угодно,

чтобы я отъявился к следователю? Для этого охотно

останусь на сутки.

- Вот бы чудесно!

Кузьмичев круто повернулся к Теркину и взял его

руку своими обеими.

- Это давно была моя обязанность. Насчет места

вам нечего смущаться. Только бы вам здесь пакости

какой не смастерили административным путем... Дотянете

до ноября, - милости просим ко мне.

Наплыв хороших, смелых чувств всколыхнул широкую

грудь Теркина. Он подумал сейчас же о Серафиме.

Как бы она одобрила его поведение? И не мог ответить за

нее... Кто ее знает? Быть может, с тех пор он

и "зарылся", как стал жить с нею...

Ему отраднее было в ту минуту уважать себя,

сознавать способность на хороший поступок, чем

выгораживать перед собственной совестью трусливое

"себе на уме".

- Не знаю, право, Василий Иваныч, как и...

- Ничего!.. - прервал он Кузьмичева. - Знайте,

Андрей Фомич, что Василий Теркин, сдается мне, никогда

не променяет вот этого места (и он приложился

пальцем к левой стороне груди) на медный пятак. Да

стр.179

и добро надо помнить! Вы меня понимали и тогда,

когда я еще только выслуживался, не смешивали меня

с делеческим людом... Андрей Фомич! Ведь в жизни

есть не то что фатум, а совпадение случайностей... Вот

встреча с вами здесь, на обрыве Откоса... А хотите

знать: она-то мне и нужна была!

Порывисто вскочил Теркин.

- Спустимся вниз, в ресторан. Надо нам бутылочку

распить...

Кузьмичев от волнения только крикнул по-волжски:

- Айда!

VI

- Милый, милый!

Серафима целовала его порывисто, глядела ему

в глаза, откидывала голову назад и опять принималась

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки