Электронная библиотека

сейчас пойдут, как на удочку, - валяйте!.. Понадобится вам

смекалка Усатина, - идите к нему... Он

вас направит, даром что вы его под сумнением держали.

Внизу, на крыльце, они простились приятельски.

Теркин пошел пешком к станции железной дороги, где

стоял в номерах.

стр.175

V

На площадке перед рестораном Откоса, за столиками,

сидела вечерняя публика, наехавшая снизу, с ярмарки, -

почти все купцы. Виднелось и несколько шляпок. Из

ресторана слышно было пение женского хора.

По верхней дорожке, над крутым обрывом, двигались

в густых уже сумерках темные фигуры гуляющих, больше

мужские.

Внизу Волга лежала плоским темноватым пластом,

сдавленная песчаными перекатами. "Телячий Брод",

ползущий вдаль до Печерского монастыря, суживал

русло неправильной линией. Луговой берег реки уходил на

десятки верст от села Бор, где белые церкви еще

довольно ярко выплывали на буром фоне. Кое-где

тускловато отливали, вроде небольших лужиц, выемки, не

высохшие с половодья. Под самым Откосом

слышалось унылое гудение пара сигнальных свистков.

По воде, вверх и вниз, разбрелись баржи и расшивы,

а пароходы с цветными фонарями стояли в несколько

рядов, белея своими трубами и длинными рубками на

американский манер.

Ночь собиралась звездная и безлунная, очень тихая,

с последним отблеском зари. В сторону моста сгустились

мачты и трубы, и дымка ходила над ярмарочным

урочищем. Влево взгляд забирал только кругозор до

Егорьевской башни кремля, замыкавшей наверху всю

панораму.

На самой вышке, у обрыва за кустами, стоял

Теркин.

Он только что приехал с ярмарки нарочно - на

прощанье с Нижним посидеть на Откосе. Вид оттуда

реки был ему неизменно дорог, а на этот раз его

влекло и довольно жуткое душевное настроение, с каким

он возвращался домой, туда в посад Чернуха, на

низовьях, где они с Серафимой провели зиму.

В нем с того ярмарочного вечера, когда он побывал

на "Марии Стюарт" и поужинал с Усатиным,

закопошилось что-то новое и вместе очень старое. Сквозь

довольство своими делами и въедавшиеся в него порывы

самолюбия, любования своей удачей и сметкой,

повадок приобретателя и хозяина, он распознавал

и смутное недовольство многим, так что в него забралось

тревожное желание разобраться и в чувстве к Серафиме, в

ее натуре и убеждениях.

стр.176

Ночь и речная даль навевали на него приятную

унылость. Не было уже охоты "ковырять" в душе

и расстраивать свой созерцательный "стих".

Вправо от того места, где он стоял, у самого обрыва на

скамейке сидел кто-то.

Теркин поглядел туда, и взгляд его остановился на

спине плотного мужчины, сидевшего к нему

вполпрофиля. Эта спина, и волосы, и фуражка показались

ему знакомыми.

"Кузьмичев?" - умственно спросил он, но не тотчас

окликнул его.

"Он и есть!" - утвердительно ответил себе Теркин.

Капитана "Бирюча" он не видал в этот приезд и как

будто избегал этой встречи. Ему еще с конца прошлой

навигации было известно, что Кузьмичеву грозило дело по

жалобе Перновского за самовольную высадку

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки