Электронная библиотека

самой нашел ли бы он отклик такому перелому? Она

не мешала бы ему - и только... Чтобы не потерять его,

свою "цацу", своего Васю, как пьянчужка актерка все

отдаст, только бы ее не лишали рюмки коньяку...

В пятом акте Теркин уже не мог отдаться судьбе

Марии Стюарт. Ему хотелось уйти тотчас после главной

пьесы, чтобы не смотреть на "Ночное" и не иметь

предлога ужинать с Большовой.

Искренно выбранил он себя и за "свинство" и за

глупую склонность к душевному "ковырянью". Лучше

бы было насладиться до конца игрой артистки.

В зале еще гулко разносились вызовы; но он уже

спешил к вешалке, где оставил вместе с пальто и пакет

с двумя платками.

- Теркин! Здравствуйте!

Его окликнули сзади. Он обернулся и увидел Усатина,

которому капельдинер тоже подавал пальто.

- Мое почтение! Весьма рад! - выговорил он не

сухо и не особенно радушно.

- Вы куда отсюда? Ужинать?

- Не прочь.

- И прекрасно!.. Поедемте в заведение Наумова.

Потолкуем... Давненько не видались!

- Потолкуем, - повторил Теркин и почувствовал,

что ему не совсем ловко с Усатиным.

IV

- Все Москва! Куда ни взглянешь!

Усатин повел жестом правой руки, указывая на

белую залу, в два света, довольно пустую, несмотря на

час ужина.

- Да, скопировано с Гурьинского заведения, подтвердил

Теркин.

Они закусывали за одним из столиков у окна.

Низковатая большая эстрада стояла с инструментами к

левому углу. Певицы разбрелись по соседним

стр.171

комнатам. Две-три сидели за столом и пили чай. Мужчины

хора еще не показывались.

- Москва все себе заграбастала, - продолжал

возбужденнее Усатин, отправляя в рот ложку свежей икры.

- И ярмарка вовсе не всемирный, а чисто московский торг,

отделение Никольской с ее переулками.

И к чему такие трактирищи с глупой обстановкой? Хор

из Яра, говорили мне, за семь тысяч ангажирован. На

чем они выручают? Видите - народу нет, а уж первый

час ночи. Дерут анафемски.

Он взял карту вин.

- Не угодно ли полюбоваться?.. Губонинское белое вино

- три с полтиной бутылка. Это поощрение

отечественных промыслов и охранительная торговая

политика!

Теркин слушал его, опустив немного голову. Ему

было не совсем ловко. Дорогой, на извозчике, тот

расспрашивал про дела, поздравил Теркина с успехом;

про себя ничего еще не говорил. "История" по

акционерному обществу до уголовного разбирательства не

дошла, но кредит его сильно пошатнула. С прошлого

года они нигде не сталкивались, ни в Москве, ни на

Волге. Слышал Теркин от кого-то, что Усатин опять

выплыл и чуть ли не мастерит нового акционерного

общества.

Не хотелось ему иметь перед Усатиным вид человека,

который точно перед ним провинился. Правда,

он уехал из усадьбы вроде как тайком; но мотив

такого отъезда не трудно было понять: не желал пачкаться.

- Так вы теперь в больших делах? - начал Усатин,

как бы перебивая самого себя. - И в один год. У кого

же вы тогда раздобылись деньжатами, - помните, ко

мне в усадьбу заезжали?

Глаза Усатина заискрились. Он отправил в рот еще

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки