Электронная библиотека

дверь на кирпично-красное тяжелое здание театра.

"Большова! - повторил он и прибавил: - А ведь

это она! Разумеется!"

И что-то заставило его встать и пройтись по цирюльне.

- Долго еще ждать? - громко спросил он, ни к кому не

обращаясь.

- Сию минуту! - откликнулся хозяин. - Только пудры

немножко.

Имя "Большова" запрыгало у него в голове.

Давно ли это было? Лет пять назад. Приехал он

в Саратов. Тогда он увлекался театром: куда бы ни

попадал, не пропускал ни одного спектакля, ни драмы,

ни оперетки. До того времени у него не бывало любовных

историй в театральном мире. В труппе он нашел

водевильную актрису с голоском, с "ангельским" лицом

мальчика. Про нее рассказывали, что она барышня

хорошей фамилии, чуть не княжна какая-то; ушла

на сцену против воли родителей; пока ведет себя строго,

совсем еще молоденькая, не больше как лет семнадцати.

Крепко она ему полюбилась. Ночей не спал;

сколько проугощал актеров, чтобы только с ней

познакомиться. И знакомство это вышло такое милое,

душевное. Еще одна, много две недели, и наверно они бы

объяснились. Его удерживало то, что она несомненно

девушка, совсем порядочная: так заверяли его и приятели-

актеры.

Вдруг она заболевает корью. А его патрон,

железнодорожный подрядчик, услал в Екатеринбург

депешей.

- Любезнейший, - спросил он хозяина цирюльни,

садясь в кресло перед зеркалом, - вы знаете, где тут

актрисы живут?.. Наверно, в номерах поблизости?

стр.163

- А вам кого, господин? - солидно осведомился

парикмахер.

- Госпожу Больщову.

- Надо спросить вон в той гостинице... наискосок,

вправо от театра.

II

У подъезда номеров, обитого тиком, в доме, полном

лавок, стоял швейцар в серой поддевке и картузе,

довольно грязный, с масляным, нахальным лицом.

- Артистка Большова? - спросил его Теркин, протягивая

руку к двери, забранной медными прутьями.

- Здесь, пожалуйте!

Швейцар ухмыльнулся.

- В котором номере?

- Я вас провожу. Во втором этаже.

Они поднялись по чугунной лестнице.

- Сюда, в угол пожалуйте, - пригласил швейцар. - Вот

в этом самом, двадцать восьмом номере.

Ключ тут. Да я и не видал еще их. В театр им рано...

Уходя, швейцар остановился и прибавил:

- За беспокойство, ваше сиятельство!

Теркин дал ему на водку, но повторил, покачав

головой:

- За беспокойство! Теплый вы здесь народ!

Он постучал в дверь и только что взялся за ручку,

его остановил вопрос:

"А Серафиме ты скажешь про этот визит?"

"Отчего же не сказать!" - ответил он весело и смело

отворил дверь.

Изнутри его никто не окликнул.

"Как бишь ее зовут?" - подумал он и сразу вспомнил:

Надежда Федоровна.

В темной передней висело под простыней много

всякого платья.

- Кто там? - спросил женский голос, точно спросонок.

Голоса Теркин не узнал: он был контральтовый

и немного хриповатый.

- Надежда Федоровна у себя? - громко выговорил

Теркин и остановился перед занавеской, висевшей

в отверстии перегородки.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки