Электронная библиотека

что "Батрак", вполне оплаченный, был теперь только

подспорьем. На низовьях Волги удалось ему войти

в сношения с владельцами рыбных ловель и заарендовать с

начала навигации целых два парохода на Каспийском море

и начать свой собственный торг с Персией.

стр.161

Дело пошло чрезвычайно бойко, благодаря его связям

с Москвой, с хозяевами "амбаров" города, изрядному

кредиту, главное - сметке. Он сам не знал прежде, что

в нем сидела такая чисто "купецкая" способность по

части сбыта товаров и создавания новых рынков. Об

нем уже заговорили и в самых важных амбарах старого

Гостиного двора.

В деревянной галерее Теркин нашел почти такую же

толкотню, как и в пассаже Главного дома. Там стояла

еще сильнейшая духота. И такая же сплошная мужицко-

мещанская публика толкалась около лавок и шкапчиков

и туго двигалась по среднему руслу от входа до выхода.

Издали слева, над третьей или четвертой лавкой,

заметил он вязаные цветные платки, висевшие у самого

прилавка, вместе с детскими мантильками и капорами из

белого и серого пуха - кустарный промысел

города Нижнего.

Тут должен быть вод и оренбургским "тетенькам",

торгующим часто вместе с нижегородскими

вязальщицами вещей из пуха.

Протискавшись к прилавку, Теркин нашел целых двух

тетенек с оренбургскими платками. Одна была

еще молодая, картавая, худая и с визгливым голосом.

Он редко торговался, с тех пор, как у него стали

водиться деньги; но с последней зимы, когда дела его

так расширились, он делался незаметно прижимистее

даже в мелочах.

- Платочек вам? - завизжала тетенька и поспешно отерла

влажный и морщинистый лоб.

Она запросила шестнадцать рублей за большой

платок, с целую шаль. Теркин нашел эту цену непомерной

и упорно начал торговаться, хотя ему захотелось

вон из душной галереи, где температура поднялась

наверно до тридцати градусов.

Они поладили на двадцати двух рублях с полтиной

за все три платка. Пакет вышел довольно объемистый,

и Теркин сообразил, что лучше будет его оставить

в трактире, куда он зайдет закусить из цирюльни,

а после театра - поужинать и взять пакет у буфетчика.

В цирюльне ему пришлось немного подождать.

Одного гостя брили, другого завивали: хозяин, -

сухощавый пожилой блондин, и его молодец - с

наружностью истого московского парикмахера, откуда-

нибудь с Вшивой Горки, в лимонно-желтом галстуке

с челкой, примазанной фиксатуаром к низкому лбу.

стр.162

Теркин присел на пыльный диван, держа в руках

пучок разноцветных афиш. Он уже знал, что в театре

идет "Мария Стюарт", с Ермоловой в главной роли, но

захотел просмотреть имена других актеров и актрис.

Театральная афиша была не цветная, а белая, огромная,

напечатанная по-провинциальному, с разными

типографскими украшениями.

После "Марии Стюарт" шло "Ночное".

Он взглянул на фамилии игравших в этой пьесе. Их

было всего трое: два актера и одна актриса.

"Большова!" - выговорил про себя Теркин.

И тотчас же, отложив афишу, он провел ладонью

по волосам и задумчиво поглядел в полуоткрытую

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки