Электронная библиотека

Петр Боборыкин

ВАСИЛИЙ ТЕРКИН

часть первая

I

Засвежело на палубе после жаркого июльского дня.

Пароход "Бирюч" опасливо пробирался по узкому

фарватеру между значками и шестами, вымазанными

в белую и красную краску.

На верху рубки, под навесом, лоцман и его подручный

вглядывались в извороты фарватера и то и дело

вертели колесо руля. Справа и слева шли невысокие

берега верховьев Волги пред впадением в нее Оки.

Было это за несколько верст до города Балахны, где

правый берег начинает подниматься, но не доходит

и до одной трети крутизны прибрежных высот Оки под

Нижним.

Лоцман сделал знак матросу, стоявшему по левую

руку, у завозного якоря, на носовой палубе. Спина

матроса, в пестрой вязаной фуфайке, резко выделялась

на куске синевшего неба.

- Пять с половино-ой! - уныло раздалось с носа,

и шест замахал в руках широкоплечего парня.

Помощник капитана, сухощавый брюнетик, в кожаном

картузе, приложился губами к отверстию звуковой трубы и

велел убавить ходу.

Пароход стал ползти. Замедленные колеса шлепали

по воде, и их шум гулко отдавался во всем корпусе,

производя легкий трепет, ощутимый и пассажирами.

Пассажиров было много, - все больше промысловый

народ, стекавшийся к Макарию, на ярмарку.

Обе половины палубы, и передняя и задняя, ломились

под грузом всякого товара. Разнообразные

запахи издавал он. Но все покрывалось запахом

стр.8

кожевенных изделий со смесью чего-то сладкого, в

больших ящиках с клеймами. Отдавало и горячим салом.

Пассажиры второго класса давно уже чайничали у

столиков, на скамейках, даже на полу, около самой

машины. Волжский звонкий говор, с ударением на "о",

ходил по всему пароходу, и женские голоса переплетались

с мужскими, еще певучее, с более характерным

крестьянским /оканьем. "Чистая" публика разбрелась по

разным углам. Два барина, пожилые, франтоватые, в

светлых пиджаках, расселись наверху, с боку от рулевого

колеса. Там же, подставляя под ветерок овал

побледневшего лица, пепельная блондинка куталась

в оренбургский платок и бойко разговаривала с хмурым

офицером-армейцем. В рубке купец, совсем желтый в

лице, тихо и томительно пил чай с обрюзглой,

еще молодой женой; на кормовой палубе первого класса,

вдоль скамеек борта, размещалось человек больше

двадцати, почти все мужчины. Подросток гимназист,

в фуражке реалиста и в темной блузе, ходил взад

и вперед возбужденной широкой походкой и курил,

громко выпуская клубы дыма.

- Пя-я-ть! - протянулся опять заунывный крик

матроса, и пароход еще убавил ходу, но не остановился.

"Бирюч" сидел в воде всего четыре фута; ему оставался

еще один, чтобы не застрять на перекате. Это не

вызывало особого беспокойства ни в пассажирах, ни

в капитане.

Капитан только что собрался пить чай и сдал команду

помощнику. Он поднялся из общей каюты первого

класса, постоял в дверях рубки и потом оглянулся

вправо на пассажиров, ища кого-то глазами.

Плечистый, рослый, краснощекий, ярко-русый, немного

веснушчатый, он смотрел истым волжским

СкачатьСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки